От бабушкиной печки к франшизе

От бабушкиной печки к франшизе

. Опубликовано в Город

«Хлеб» - это слово хозяин «Тандырного дома» произносит по-особенному тепло и с любовью в голосе. Такое отношение к своему делу чувствуют жители Пересвета:  в небольшой тандырной на ул. Королева  никогда не бывает пусто.  Но прежде, чем найти свою нишу в бизнесе, Мурат Мирхудаев  перепробовал много разных направлений.  О трудностях стартапа и о том, почему он ищет сотрудников-россиян - наша беседа.

- Мурат, расскажите, когда, откуда и при каких обстоятельствах вы приехали в Россию?

- Вообще-то я родился в Сергиевом Посаде, точнее в Богородском. Там ходил в детский сад, там окончил школу. Мои родители приехали на стройку Загорской ГАЭС из Азербайджана в 1979 году, я родился через 9 лет. 

- Вы с самого начала искали себя в бизнесе, или поработали «на дядю»?

- Кем я только не работал. И на стекольном заводе, и курьером… Никогда не сидел без дела. Потом к родственникам поехал в Железногорск, где мы сначала занимались магазином одежды, потом открыли точку с шаурмой на рынке. Потом вторую – на вокзале. Я сам делал шаурму и стоял за прилавком. Все было хорошо, заработок шел.  Но тут меня ждала моя девушка, и через два года я приехал обратно в Богородское, женился. Ее зовут Любовь, мы вместе уже 14 лет, а нашему сыну Даниилу три года.

- Хотите, чтобы он тоже стал бизнесменом, когда вырастет?

- Нет, я хочу, чтобы он стал врачом. Я сам об этом мечтал, но не получилось по разным обстоятельствам. Думаю, Даниил Муратович будет хорошим доктором.

- Вернувшись сюда, сразу же стали организовывать бизнес?

- Хотел, но пришлось отложить на время. Умер отец, мама слегла с инфарктом… Нужен был стабильный доход, и я не мог позволить себе рисковать, вкладываться в бизнес, пока не пройдет трудное время для семьи. Поэтому работал на Изоляционном трубном заводе, мне там нравилось, но мысли о своем деле не оставляли. Копил деньги. Спустя два года решились с другом открыть точку в Богородском – небольшую тандырную. Приятель скоро отошел от дел, а я, чтобы работа точно выполнялась качественно, первое время делал все сам, сам выпекал лепешки в тандыре, сам продавал. Потом нашел хорошего работника  и дело пошло.

- Настолько хорошо, что вскоре расширились и открыли точку в Пересвете?

- Нет, так легко и быстро не бывает. Открыть «Тандырный» дом в Пересвете мне помог брат жены Антон, он в качестве соучредителя дал мне первый миллион. Мы с женой сами первое время работали на этой точке, потом, когда  увидели, что  место и направление выбрали удачные, что к нам пошли покупатели, тогда наняли рабочих. За год, кроме Пересвета, мы открыли ещё несколько точек в районе: в Сергиевом Посаде, Лозе, Краснозаводске. В Богородском лепешечную переделали в «Тандырный дом». Сейчас делаем «Тандырный дом» в Реммаше.

- В чем главная сложность вашего бизнеса?

- Очень тяжело с рабочими. На наших плечах лежат все вопросы, связанные с документами иностранных граждан, с визами, патентами и прочим – а их у нас 25 человек. У нас все оформлены официально, и вот эти организационные моменты отнимают очень много времени. Ведь в том числе мы следим, чтобы наши повара соблюдали порядок и чистоту не только на рабочем месте, но и в квартирах, которые снимают – чтобы там не появлялись родственники без регистрации, чтобы не было никаких неприятностей. Было бы намного проще, если бы у нас работали местные. Я даже на местном форуме размещал объявление о том, что нужны работники, так там сразу началось: «Да ты сам не русский, а работников хочешь русских…».  Через газету хочу ещё раз пояснить: я ищу не русских работников, а граждан России. Какой они будут национальности – не имеет значения. Хоть русский, хоть узбек, хоть украинец, хоть молдованин. Главное – гражданство РФ.

- Может, местные не хотят работать за деньги, за которые готовы работать приезжие?

- Между прочим, эта работа хорошо оплачивается. Если работать по 12 часов в сутки и с двумя выходными в месяц, как работают у нас таджики, зарплата выходит по 70-80 тысяч. Если сделать более легкий график – зарплата меньше, но все равно конкурентная, особенно для Пересвета. В любом случае это 2-2,5 тысячи рублей  в день, в зависимости от количества продаж.

- Возможно, к вам не идут потому, что просто не умеют работать с тандыром?

- Мы обучаем в течение месяца работать на тандыре. И даже на время обучения платим по тысяче рублей в день. Так что пусть приходят, с нашей стороны к будущим работникам только два требования: желание работать и обязательное наличие медицинской книжки. Без неё  даже близко к тандыру не пущу.

- Вот, наконец, мы добрались до самой «вкусной» части нашего разговора – выпечки в тандыре. Расскажите собственно о тандыре, почему выбрали его как основу бизнеса, почему не печка, не духовка?

- Хотелось делать самый простой хлеб - такой, какой делали в печах наши бабушки и дедушки. Без разрыхлителей и прочих добавок. Настоящий чистый домашний хлеб, который можно кушать ежедневно и не переживать, что там в его составе. У нас же не конвейерное производство, а ручная работа. К тому же выпечка из тандыра очень вкусная, если тандыр хороший. А у нас тандыр правильный, сделанный из специальной узбекской глины, которая берется из гор и считается лечебной. Больше такой нет нигде.

- То, что у вас вкусно, жители знают и без этого интервью. А как обстоят дела с гигиеной?

- Как я уже говорил, все наши повара имеют медкнижки. В процессе работы для дезинфекции мы пользуемся хлоргексидином. Каждый день у нас работает уборщица – наверняка, жители Пересвета видят, что и после закрытия у нас долго горит свет. Каждое воскресенье – полная генеральная уборка. Скажу так:  лепешки отсюда я отвожу своей маме. Она их любит, хотя к хлебу относится требовательно – сама печет, никогда не покупает.  Правда, она печет в духовке, но по бабушкиному рецепту. А вот бабушка хлеб пекла в печи, и когда я ездил к ней в деревню, всегда его кушал – на всю жизнь запомнил тот вкус и с ним не  хочется расставаться. Поэтому у нас тот самый простой хлеб, только не  в печи, а в тандыре.

- У вас в меню есть шаурма. Откуда берете мясо?

- Хорошего поставщика мяса я долго искал и первое время даже сам мариновал. Объездил всю Московскую, Тульскую, Орловскую области.  Везде я заходил на производство и тут же разворачивался и уходил: видел, что санитарные нормы не соблюдаются. Потом, наконец, нашел хорошего поставщика мяса для шаурмы, у которого в цехах идеальная чистота и в порядке все документы.  

- Вас послушаешь, так создается впечатление, что открыли вы точку – дело пошло. Неужели вам так везет в бизнесе?

- Не все так гладко, как кажется со стороны.  У нас есть точки, которые работают в минус, но мы их не закрываем, ждем, терпим отдачи. Миллионов мы не зарабатываем, все только развивается.  Получил прибыль – в дело же инвестировал. Иначе никак. Вот почему многие начинающие бизнесмены прогорают? Да потому, что начав получать от бизнеса деньги, тут же тратят их на себя. Это не правильно. Вот у меня машина – и та в кредите. А деньги мы вкладываем в развитие бизнеса. Антон  - соучредитель – до сих пор не начал получать прибыль от этого дела. А я живу на зарплату, которую получаю как директор.

- Какие планы?

-  Я впускаю в этот бизнес людей, которые хотят под нашим брендом открывать свои точки. Такой опыт у нас уже есть. Человек вкладывает, скажем, миллион в открытие точки, мы на себя берем все организационные вопросы, в том числе с рабочими, и получаем с его доходов проценты. А сам инвестор только забирает деньги и ведет свою бухгалтерию.  В итоге я хочу сделать франшизу «Тандырный дом»: большую торговую сеть с большим количеством заинтересованных сотрудников.

- Желаю вам в этом удачи. Спасибо за беседу.

 Екатерина Белякова

Видеолента

Фотоархив - 70 лет испытательному центру ФКП «НИЦ РКП»

70fkp-
70fkp-
70fkp-
70fkp-
70fkp-
70fkp-

Городские ресурсы

Библиотека им. А. В. Селиванова

Библиотека им. А. В. Селиванова
ФСК «Метеор»

ФСК «Метеор»
ДК «Космос»

ДК «Космос»
ЦМСЧ №94

ЦМСЧ №94
Храм Иверской иконы Божией Матери

Храм Иверской иконы Божией Матери
ЖКЦ-Пересвет

ЖКЦ-Пересвет

Библиотека: Новые поступления

Крис Макджордж : Угадай кто
Екатерина Глаголева: Путь Долгоруковых
Карен Уайт: Траектория полета
Маша Трауб: На грани развода
Вячеслав Прах: Песня мертвых птиц
Стивен Хантер: Стрелок
Светлана Талан: Согретые солнцем
Массимо Карлотто: Турист
Антон Чиж: Мертв только дважды
Медик. Хороший, плохой, злой
Брайан Фриман: Голос внутри меня
Даниэла Стил: Быстрые воды
Дмитрий Липскеров: Туристический сбор в рай
Елена Зотова: Женский улучшайзинг
Стив Кавана: Защита